Суицидальные риски у пациентов с острыми химическими отравлениями

Самоубийство входит в первую десятку ведущих причин смерти, особенно среди лиц молодого и среднего возраста. [1]. Учитывая современные тенденции роста самоубийств и покушений на собственную жизнь, прогностические модели на 2020г. указывают на абсолютное число в 1,53 млн. случаев самоубийств (1 самоубийство каждые 20 секунд) и в 10-20 раз превышающих их количество число случаев суицидальных попыток [2].   Поэтому предотвращение самоубийств является центральной стратегией в политики психического здоровья во многих странах мира, включая Российскую Федерацию и Чувашскую республику в частности. Уровень  суицидального поведения в Чувашии достаточно высокий,  число суицидов  по данным медицинской статистики составляет 45,1 на 100тыс. населения. (РФ-23,4,ПФО -30,4).
    В целях профилактики риска рецидивирования суицидального поведения проведен мониторинг суицидального поведения среди лиц, госпитализированных в отделение лечения острых отравлений больницы скорой медицинской  помощи за 2011год. Общее количество пациентов, консультированных врачом психиатром, составило  412 чел.  Отмечена сезонность госпитализации – максимальное число пациентов поступало в отделение в осенне-весенний период. Среди пациентов преобладали лица со средним и средне-специальным образованием, лица с высшим образовательным статусом составляли всего лишь 0,8%. Анализ данных по возрастным категориям свидетельствует о том, что проблема самоубийств широко распространена в молодом трудоспособном возрасте. 
  Систематизация данных о факторах риска позволила выделить три группы пациентов:
Первая группа была представлена пациентами, у которых суицидальное поведение было вызвано продуктивно-психопатологической симптоматикой. Среди них преобладали пациенты, испытывающие бредовую психосимптоматику  «бредовое самоуничижение», «бредовая вина»(18,6%). У 9,6% пациентов были выявлены органические психические расстройства, у 5% - верифицирована умственная отсталость. Этой группе суицидентов требовался перевод в порядке неотложной госпитализации в психиатрический стационар. Лица, у которых впервые в жизни выявленное психическое расстройство, составляли 12,9% случаев.
     Во второй группе преобладали негативно-психопатологические механизмы суицидального поведения, связанные  с дезадаптационными негативно-психопатологическими механизмами (20,4%случаев).
     Третья группа составляет 46,4% случаев,   она представлена лицами, у которых суицидальное поведение обусловлено личностно-ситуационными механизмами, возникающими в рамках острых реакций на стрессовые ситуации и квалифицирующихся как «суицидальный шантаж», либо «потеря значимого», а так же личностно-дезадаптационными механизмами, формирующихся в результате внутренней переработки переживаний.
  Фактором, усугубляющим конфликт, является употребление алкоголя. Прием   алкоголя увеличивает риск суицида, так как способствует усилению социально-психологической дезадаптации, активирует аутодеструктивный драйв, потенцирует депрессивные переживания, снижает критическую оценку состояния. [4]. Попытки самоубийства на фоне алкогольного опьянения   отмечены у 64,7% женщин и 87,7% мужчин. Практически все суицидальные попытки у лиц молодого возраста без признаков психического расстройства реализовывались в состоянии алкогольного опьянения.  Синдром зависимости от алкоголя отмечался у 10% женщин и 24,7% мужчин. Суицидальные попытки у лиц,  зависимых от алкоголя, в основном провоцированы микросоциальными конфликтами  и связаны с импульсивным поведением на высоте острого аффекта.
  Оценка риска повторного суицида осуществлялась с учетом следующих критериев: актуальность конфликта, степень фиксированности суицидальных тенденций, особенности отношения к свершению суицида, степень выраженности антисуицидальных установок. [3].
    В случае диагностики в постсуицидальный период критического отношения  к совершенному суициду пациент направлялся на психологическое консультирование для коррекции ценностного отношения к конфликту. При выявление манипулятивного типа отношения к суициду требовался более широкий спектр психотерапевтического консультирования с включением пациента в психокоррекционную группу. В тех случаях, когда сохраняется суицидально-фиксированное поведение и сохранность конфликта, требуется неотложная госпитализация в психиатрический стационар.  Таким образом, оценка  статуса пациента с суицидальным поведением, дает возможность  дифференцированного подхода к проведению профилактических, диагностических и лечебно-реабилитационных мероприятий.