Занятие 1-е. Тема: Роль семьи в профилактике потребления психоактивных веществ

Для здоровой семьи характерна сильная родительская позиция с ясными семейными правилами; гибкие, открытые взаимоотношения между младшими и взрослыми членами семьи с четкими «образцами» отношений и поведения; сохранные, эмоционально теплые связи между поколениями, которые составляют основу «семейной памяти». К сожалению, не всегда родители успевают изменяться вместе с подростком, перестраивать свои отношения с ним, свою родительскую воспитательную стратегию.

Взрослые практикуют по большей части контроль за учебой и кругом общения, а также стремятся обеспечить его максимальную занятость в соответствии с собственными представлениями о том, что «пригодится в будущем». До IX класса «благополучным» семьям удается передать своих детей в свободное время под ответственность тренеров, музыкантов, художников. А дальше они усиливают давление на детей в направлении их профессионального самоопределения и связанного с будущей работой (учебой) успеха. Примерно в половине случаев родителям не удается достичь своих целей. Те из «благополучных», кто не выдерживает такой нагрузки, уже на этом этапе отдаляются от семьи и проходят социализацию в кругу сверстников при ослабленном влиянии родителей.

Для конфликтной (дисфункциональной) семьи типичны «запутанные отношения» между членами семьи, например, семья с мужчиной-отцом (отчимом) на периферии семейного поля; семья с разъединенными, конфликтно сосуществующими родителями; семья с хронической неприязнью между отдельными членами семьи, старшим и средним поколениями, между родственниками по материнской и отцовской линиям.

В дисфункциональной семье постоянно существуют проблемы с алкоголем, наркотиками; у членов семьи, особенно у женщин, часто наблюдаются психосоматические, т.е. связанные с психогенными причинами, нарушения со стороны соматического здоровья. Обычно они идут «под флагом хронических, трудноизлечимых заболеваний», вина за которые перекладывается на других членов семьи, в том числе и на детей.

Социально-психологический портрет такой семьи будет неполным, если мы не укажем на характерные черты поведения взрослых членов такой семьи:

- общение между ними находится на низком уровне, в нем отсутствуют забота, юмор, радость от общения; в семейных отношениях доминируют разъединение, неприязнь, взаимное перекладывание вины;

- определяющим является активное нежелание членов семьи обсуждать проблемы семьи с кем-либо из окружающих; с этим связано избегание различных форм поддержки семьи со стороны служб социальной защиты, профилактики, родительских объединений;

- по отношению к нарастающим семейным проблемам легко возникают состояниями тревоги и паники; постоянно проявляется тенденция разрешать возникающие проблемы на аффективном уровне.

Для асоциальной семьи с наркологическими проблемами и противоправным поведением членов семьи характерны:

- сочетание затяжных, конфликтных внутрисемейных отношений с криминологической и наркологической отягощенностью;

- нарастающая социальная изоляция с выключением семьи из доверительных или поддерживающих отношений с другими семьями в доме, микрорайоне.

Дети, проживающие в такой семье, испытывают различные формы давления: разъединенность и эмоциональное отвержение со стороны родителей, заброшенность и насилие, чувство вины и стыда за поведение других членов семьи, например, алкоголизирующейся матери, отца. Они вынуждены соизмерять свое поведение и свои отношения с «двойным стандартом правил» - аморальным как нормой поведения внутри своей семьи и морально императивным как определенные правила поведения вне семьи - в школе, в общении с другими. При этом они обычно стремятся перенести стиль внутрисемейных «образцов поведения» на свои взаимоотношения с окружающими, навязать его, если не встречают действенного отпора.

Для распавшейся семьи характерно сочетание «разъединенных» отношений с включенностью в застывшие, уходящие в прошлое, конфликты, стойкая неприязнь отношений. Достаточно часто такая ситуация утяжеляется тем, что члены «распавшейся семьи» вынуждены по-прежнему проживать совместно, что усугубляет конфликтность отношений, делает их патологически зависимыми.

Неумение детей себя занять соответственно своим желаниям и потребностям, испытываемое ими внутреннее напряжение, дискомфорт, неосознанные негативные эмоциональные состояния, депривация, фрустрация, дефицит удовольствий и положительных эмоций, возникающее желание забыться, «отключиться» от трудноразрешимых проблем нередко служат содержанием того душевного состояния, которое маскируется скукой и может служить толчком к началу употребления ПАВ.

Родителям необходимо знать, как учитывать эти обстоятельства с целью своевременного, опережающего развития адаптивных возможностей ребенка и снижения риска его обращения к психоактивным веществам.

Общепринятая родительская стратегия «загрузить» подростка образовательными занятиями оказывается для половины подростков безуспешной. Эти ученики отлынивают от учебы в любом виде и предпочитают «тусоваться» подальше от родительских глаз. Для профилактики обращения к наркотикам имеет значение то, как родители стремятся реализовать свою ответственность за ребенка путем установления всеобъемлющего контроля за ним. Похоже, что для «хороших родителей» достаточно знать о том, где и с кем проводит свое время их ребенок, быть в курсе внешних событий его жизни. Они считают необходимым бороться с бездельем и незанятостью детей как с издержками, последствиями слабого родительского контроля. Они часто сетуют на "излишки" свободного времени у детей, которое те могут расходовать по своему усмотрению. На самом деле проблема не в излишней свободе детей, а в их неумении пользоваться своими возможностями. В настоящее время основные надежды на эффективную профилактику девиантного поведения связывают не с ограничениями, запретами и наказаниями, а с формированием у подрастающего поколения навыков разумного самостоятельного выбора, механизмов активного саморегулирования, расширения диапазона путей и средств самореализации.

Таким образом, внутрисемейные отношения могут подталкивать подростка к переносу своей жизненной активности во внесемейные сферы и лишать его возможностей использовать потенциал семьи в процессе взросления.

В динамике семейных отношений при формировании у ребенка зависимости от наркотика выделяют несколько фаз:

1 фаза – аффективно-шоковая. Она связана с тем, что в своем большинстве родители в настоящее время достаточно осведомлены о трагичности взаимоотношений человека с наркотиком, однако, в целом для большинства родителей типична позиция, когда они понимают тяжесть последствий употребления наркотиков детьми, но убеждены, что их ребенка эта беда никогда не коснется. Поэтому в ответ на сведения о наркотизации ребенка у родителей, как правило, развивается реакция по типу «эмоционального шока».

Эта реакция обычно непродолжительна, но сразу выделяет внутрисемейные отношения «родитель-ребенок» в особые отношения.

2 фаза – фаза родительского гиперконтроля. Для этой фазы типично стремление родителей к установлению максимального контроля за поведением ребенка, за его контактами. На короткий период времени внутрисемейный гиперконтроль оказывает сдерживающее влияние, но в целом быстро выявляется его несостоятельность. Она обусловлена тем, что родители при установлении гиперконтроля ставят перед собой в действительности нереальную цель. На самом деле, так как ребенок должен, несмотря на случаи употребления наркотиков, посещать школу, иметь время для досуга, встречаться с друзьями, он не может быть изолирован от среды, в которой живет.

Ставя нереалистичную цель и идя по этому пути, родители вынуждены все больше ужесточать меры контроля и ограничивать поведение. Это вызывает одно стремление – избавиться от контроля любыми средствами и путями, включая обман, пренебрежение требованиями родных.

3 фаза – фаза оппозиционного противостояния наркотизирующегося ребенка и родителей.

В этой фазе подросток-наркоман перестает скрывать свою наркотизацию, может бравировать пренебрежением требований родных или может давать неоднократные обещания прекратить употребление наркотиков, но каждый раз у него возникают «условно объективные» причины, в силу которых наркотизация возобновляется. Такая «концепция зависимости» принимается родителями и они начинают обвинять в наркотизации ребенка его друзей и знакомых, торговцев наркотиками, недостаточность работы со стороны правоохранительных органов. В большинстве случаев родители начинают возлагать основные надежды на меры медицинского характера, однако,  при обращении за диагностической и лечебно-оздоровительной помощью стремятся избегать учреждений государственной наркологической службы, чтобы не ставить ребенка на наркологический учет.

4 фаза – фаза «поляризации конфликтных отношений». Эта фаза, как правило, развивается в связи с повторяющимися срывами после кратковременных или  компетентность наркологов, обвиняют подростка в «слабости воли», в «плохом характере» и отказываются от попыток решать проблему зависимости доступными им средствами.